Поиск объявлений

Мелкие игроки на рынке ГСМ скептически относятся к проекту нового закона

Мелкие игроки на рынке ГСМ скептически относятся к проекту нового закона

Проект нового закона об обороте нефтепродуктов весьма встревожил мелких реализаторов ГСМ в Южном Казахстане. Но, что интересно, в открытую свое мнение практически никто высказывать не осмеливается.

«Тут только скажи что-нибудь, сразу же репрессии начнутся», «мы спокойно работать хотим, а как только напечатаете про нас, так сразу проблемы», – так обычно звучат отказы от интервью. Только один из восьми опрошенных владельцев АЗС согласился прокомментировать проект закона при условии, что его фамилия указываться не будет.
ЛИТЕР-Неделя: Ержан, что вы скажете о новом законе об обороте нефтепродуктов?
Е.: Первое, что сразу бросается в глаза, это формулировка государственного регулирования цен. Государственное регулирование вводится якобы в целях обеспечения экономической безопасности в республике. Бред какой-то. О какой безопасности идет речь? Все это филькина грамота, призванная уничтожить частный сектор и конкуренцию. Если бы Казахстан на сто процентов мог бы обеспечить себя внутренними ресурсами, то государственное регулирование имело бы смысл, так как мы бы не зависели от России. Но этого нет. Хоть Казахстан и является нефтяной державой, но наших мощностей не хватает, чтобы обеспечить внутренние запросы ГСМ. И поэтому это миф, что в Казахстане должен быть дешевый бензин. Хотим мы этого или нет, но мы будем зависеть от цен соседки России, и экономическая безопасность тут абсолютно ни при чем. В соседней России и Узбекистане цены на ГСМ выше, чем у нас, но об экономической безопасности там никто не говорит. Неужели все думают, что если наши нефтяники захотят поднять цены на бензин выше, чем в соседних республиках, то у них это получится? Никогда этому не бывать. Найдутся сотни трейдеров и частников, которые сразу воспользуются ситуацией и завезут из той же России и Узбекистана нефтепродукты и собьют цены, вынудив тем самым наших поставщиков скинуть цены. То есть цены на бензин рынок регулирует сам.
Я давно работаю на этом рынке и скажу, что в Казахстане дефицит никогда не затягивался больше чем на 2–4 недели. Это именно тот срок, который необходим, чтобы завезти бензин из соседней России в область, где наблюдается дефицит, и разрядить обстановку. Однако практически восемь месяцев в прошлом году в Казахстане наблюдался острый дефицит, который был вызван государственным регулированием и невозможностью поставок ГСМ из России. Сейчас, в зимний период, ажиотаж спал, в связи с сезонным характером и падением спроса на 25–30%, а также в связи с падением цен в России. В марте-апреле мы еще сможем справиться за счет накоплений зимнего периода. Но вот когда настанет май-июнь и резко вырастет спрос, то начнутся очень большие проблемы. Если в России цены поднимутся, а у нас они останутся на низком уровне, то прошлогоднего дефицита не избежать. И кто тогда за это ответит? Бензина не будет. Государственные органы будут требовать продавать его по низким ценам. И что тогда делать частному сектору? Им же надо выживать. И выход у них один. Они будут бодяжить бензин. Из АИ-80 начнут делать АИ-91, 92, 93. Спрос на АИ-80 автоматически вырастет, продавать на АЗС в чистом виде его станет невыгодно. Опять начнутся массовые проверки контролирующих органов и отток клиентов в сторону крупных сетей и компаний, которые имеют прямой доступ к ГСМ. Одним словом, будет прошлогодний бардак, за который отвечать будут все, кроме чиновников.
ЛИТЕР-Неделя: То есть вы считаете, что госрегулирование это не выход из положения?
Е.: Как-то непонятно вводится госрегулирование. Розничные цены на АЗС регулируются, а оптовые нет. В связи с этим поставщики могут установить свои оптовые цены таким образом, что оставят частному сектору минимальный зазор и сделают их бизнес нерентабельным. Получается, что подобное госрегулирование опять же защищает интересы крупных игроков. Понятно, кто писал этот проект и к чему он ведет. Крупные компании всегда боятся свободного рынка, так как в этом случае частный сектор может в зависимости от условий на рынке манипулировать розничными ценами в сторону уменьшения и создавать серьезную конкуренцию большим компаниям. Кроме того, непонятно, почему владельцы АЗС не могут заниматься оптовой торговлей. А если рыночная ситуация требует, что ему нужно избавиться от лишних остатков или помочь своему коллеге, то почему он этого не может сделать? Это же напрямую нарушает его права. Кто будет возмещать ему убытки, которых он мог избежать? Нюансов здесь очень много, и они в первую очередь ущемляют права частного сектора.
ЛИТЕР-Неделя: В проекте закона оговаривается, что оптовой торговлей ГСМ имеют право заниматься только те компании, у которых имеются нефтебазы. Что вы думаете по этому поводу?
Е.: Я уже давно работаю на рынке, и все это время владельцы нефтебаз мечтали и мечтают захватить оптовую торговлю в свои руки, чтобы им не создавали конкуренцию и не мешали работать частные оптовики. Все это прикрывается якобы благими намерениями убрать посредников на рынке, которые как будто бы поднимают цены. Это абсолютная ерунда. Любая компания, которая продает бензин, автоматически становится посредником, независимо от того, есть у тебя нефтебаза, АЗС или нет. Любой продавец – это посредник, кроме самого производителя. Просто раньше продавцов было много, и это создавало жесткую конкуренцию между ними, не давая сильно играть ценами. Рыночные отношения не позволяют создать большую цепочку посредников. В случае введения нового закона продавцов останется очень мало и, естественно, уровень конкуренции очень сильно упадет. Четверым-пятерым продавцам на рынке легче договориться между собой, чем пятидесяти-шестидесяти продавцам. И это неоспоримый факт. Получается, что крупные игроки смогли пролоббировать свои интересы. Ни к чему хорошему это не приведет.
Возможно, необходимо обязать владельцев бензина, что они не имеют права держать бензин на нефтебазе больше одного месяца с момента поступления его на нефтебазу. Тогда они не смогут держать этот бензин долго, создавая тем самым искусственный дефицит. Они будут вынуждены покупать ГСМ только в необходимых количествах, а за невывезенный бензин платить солидные штрафы.
Кроме того, на рынке есть много трейдеров, которые поставляют бензин из России и тем самым насыщают наш рынок. После начала госрегулирования в прошлом году они фактически сидели без дела. Сейчас у них еще получается как-то работать, но после введения нового закона они опять будут сидеть без работы, так как у них нет своих нефтебаз. То есть мы, вместо того чтобы благодарить их за насыщение рынка и создание конкуренции, этим законом выкидываем их из рынка и отдаем эту часть бизнеса в руки ограниченного количества владельцев нефтебаз. Сейчас по всей республике начнут строить нефтебазы, и когда-нибудь, когда этот закон опять изменится, половина из них будет простаивать и использоваться не по назначению.
ЛИТЕР-Неделя: Что вы скажете в общем о новом законе?
Е.: Считаю, что этот закон написан в интересах крупных компаний, таких как Гелиос, КМГ, Синоойл, и владельцев нефтебаз и призван уничтожить частный сектор. Опять же создается бюрократический орган, который будет заниматься аккредитацией. Лишняя ступень бюрократии ни к чему хорошему не приведет. Выход для решения проблемы насыщения ГСМ один – это создание свободного рынка и свободного перемещения нефтепродуктов. И хотим мы этого или нет, но все равно по ценам сравняемся с Россией. Рынок сам приведет к этому, и госрегулирование необходимо отменить. Данный проект закона считаю очень сырым, однобоким и недоработанным. Введение его в жизнь будет являться очень большой ошибкой, за которую, скорее всего, отвечать никто не будет. В случае возникновения проблем, а они обязательно появятся, опять начнутся массовые проверки всех участников рынка.
Юрий ЕЛИСЕЕВ, Шымкент

04:59 05.03

Сохраните ссылку на эту страницу и поделитесь ею с друзьями в социальных сетях


Отправить комментарий

  • HTML-теги запрещены

Подробнее о форматировании текста

Теги